26April
Вот мне и 22. День хорошо прошёл. Торт и новая нужная вещь, жаркая погода и памятные места. Места, вызывающие флешбеки, но не причиняющие боли. Да, ты был со мной 5 лет, всё-таки.

Поздравили те, от кого не ждала. Тогда, когда перестала считать старение праздником. Бабушка и дед - расстроили. Стары и больны. Нужно навестить, чувствую, что нужно.

Под вечер началось мозгоебство. В итоге наступило разочарование и грусть, смешанная с желанием никого возле себя не держать и отвращением. Постепенно начинаю относиться к людям цинично, но мне это нравится.

И ещё несколько планов, но это потом.

p.s. Односантиметровая стрижка зашла продавцам из магазина техники ) Как минимум, пять мужиков в строгих рубашечках, прямо порно какое-то.

p.p.s. Глубокая ночь и запах после дождя, который таки прошёл - отличное явление после такого дня.
24April
Я бесшумно подошла к нему и этой его девушке, с которой они громко ссорились, что резко контрастировало с яркими, разноцветными и одноподъездными домами, стоящими на фоне и больше похожими на прямоугольные башенки из-за своей многоэтажности. Снова яркий фон, чтобы подчеркнуть всю абсурдность и ненастоящесть ситуации.
У меня был фотоаппарат. Слишком большой, чтобы руки могли вообще его удержать, но, как ни странно, они справлялись. Ко всему прочему - он был старый, украшенный каким-то узором и каплей ржавчины, потому что на ощупь был еще и из железа.
"Можно мне сфотографировать вас и вашу девушку?"- прервала их вопли я, очень так, знаешь, бестактно.
Они повернулись и предприняли попытку понять, кто я такая и какое право имею лезть в их "диалог". Но на мне были максимально темные круглые очки, скрывающие половину лица, которые я надела специально, чтобы он меня не узнал и интересовалась именно его эмоциями. Она была мне безразлична, но взглядом все равно сверлила.
-Вы кто вообще? - недовольно протянула она, закатив глаза. - Как меня достали эти фотографы, расплодилось их, как блох.
-Я не фотограф, - отвечаю тихо.
-Нет,-последовал внезапный и резкий ответ от него.
Всё это время он разглядывал мою одежду, которую видел ранее. А значит - узнал. Во взгляде у него смешались удивление со злобой и даже страхом, не знаю почему. Даже забыл, как это - моргать.
Я пожала плечами, извинилась и тихо пошла, стараясь не оборачиваться. Ответа от них не последовало, как и вопли не продолжились. Меня просто сверлили взглядом в спину.

Такой сон.
23April

К слову об одном крыле.
Вырезала отрывок из длинного трека, потому что получаю от него просто ушные оргазмы.

В своем сне я была кем-то между Фемидой и валькирией. В руках был огромных размеров меч, за спиной - одно крыло. Волосы и ткань свободного атласного платья в долю секунды стали настолько неестественно длинными, что превратились в дополнительное оружие для борьбы и напугали меня саму. А боролась я со сгустком черной энергии - темное пятно в форме кого-то, вроде дракона с рогами. Его сердце - шаровая молния. Возможно, это было всё зло этого мира. А может быть (и скорее всего) - мои собственные тараканы.
Всё это было приправлено звучащей фоном музыкой (光田 康典–Dragon God ), которую я слушала перед сном.

Впервые в жизни приснился сон, где у меня была роль богини.
20April
Один человек до сих пор вспоминает меня.
Довелось вчера наблюдать его, уже прошло недели три, если не больше, как я ушла - не самым лучшим образом поступив, хотя на то и были причины.

"Ей бы понравилось" - прозвучала фраза. Не знаю, продолжает ли исходить его девушка на говно, видя это, ведь я ее явно раздражала своим присутствием.

В общем, мне даже неловко.
19April
Страсть и симпатия быстро проходят, да?
Засеку время на воображаемых раритетных часиках
18April
Я - человек, который губит жизнь вот этими своими же собственными ручками, ручонками, ручищами, руками, лапами, конечностями. Когда-то давно бывший зависимым от чужого мнения - теперь пожинающий плоды /в виде/
Плоды эти всё вкушаю и вкушаю, но они - с ядовитого запретного дерева - отравляют мое я, нутро, жизнь - уже не только собственную, но и случайно (а может быть по велению Вселенной) встретившихся людей.
Сжимая кулаки под металлический скрежет гитар музыкантов "Плана Ломоносова", сжимая челюсти под их исполнение стихов Маяковского, представляя его же, носящегося, стонущего, ползающего, прямо как я сама - живу и не живу одновременно.
Мечтаю, но мечта - как мираж. Мираж смеющийся, манящий, обещающий утолить жажду, но никогда не исполняющий обещаний.

Стыд себя. Стыд за то, что меня не понимают. Заглянуть в глаза и спросить о понимании, но знаю, что в этих глазах отклика не будет. Ни во чьих не будет.
Приближаюсь к отражению в зеркале близко-близко - а в этих глазах есть понимание меня?
Не ведаем, что творим.
Не ведаю сама - стыдно. Не ведает другой - стыдно.
И даже бармену душу не излить. Стыдно!

Эти тараканы в черепной коробке оказались личинками червей - те извиваются, как танцовщица на шесте, проедая дырки в моих извилинах, отказывающихся теперь думать, отказывающихся знать, что делать дальше, как быть и как вести себя, поэтому я существую - я, дура, существую и стыжусь своей недостойности, своей несовершенности, болезни.

Личность лирииического склада /протяжно так, с насмешечкой/
А стихи что-то не пишутся, как же это всё до безумия весело.
Божественная комедия.